В Новосибирской ГПНТБ прошла презентация книги «Сталинские премии: две стороны одной медали». Книга рассказывает о лауреатах Сталинских премий в области литературы и искусства. Авторы книги — Владимир Свиньин и Константин Осеев. Это вторая их совместная работа. Первой была книга «Знаменитые неизвестные. Антология одного стихотворения».

Как говорится в предисловии к новой книге, предполагаемый сборник является не научным исследованием, а книгой для чтения. На почти девяти сотнях страниц здесь приводится множество документов, так или иначе связанных с историей учреждения, присуждения, отмены, замены, лишения и других событий, так или иначе связанных с феноменом Сталинских премий. Приводятся полные списки лауреатов, а также произведений и достижений, отмеченных премией. Помимо документов и фактов, в книге собраны воспоминания, интервью, рассказы современников и участников событий, а также мнения современных журналистов. Точка зрения самих составителей выражена в подробных комментариях, которые открывают каждый из разделов.

— Вначале эта книга задумывалась, как чисто документальный справочник, — признаются составители сборника. — Но работа над собранным материалом значительно изменила взгляд на предмет и раздвинула рамки замысла…

Разделов в книге пять. Последний — справочно-итоговый. А первые четыре составлены по хронологии (1934–1953) и названы в соответствии с фамилиями главных «смотрящих» за идеологией того или иного временного периода. Соответственно: «андреевщина», «щербаковщина», «ждановщина и «маленковщина» и, наконец, «сусловщина».

Авторы весьма далеки от того, чтобы считать все, заслужившее премию вождя, сплошной «халтурой-конъюнктурой» и идеологическим заказом. «Подобное мнение легковесно, — читаем в книге, — не выдерживает критики при обращении к реальным документам и фактам». Сталинской премией награждены многие действительно вершинные достижения в области литературы и искусства. Многое из созданного в тот период не утратило художественной ценности и по сей день. Были и достижения, прочно вошедшие в мировой фонд. Достаточно вспомнить Михаила Шолохова — одного из первых лауреатов премии, который впоследствии за свой роман «Тихий Дон» получил Нобелевскую премию по литературе.

Была, конечно, и другая сторона медали. «Кроме наград, премий и почестей, — читаем в книге, — власть оказывала и совершенно иные знаки внимания по отношению к деятелям культуры, о которых вспоминать горько и больно. В списке лауреатов, например, никогда не было таких известных фамилий, как Ахматова, Цветаева, Пастернак или Зощенко. Кандидатура Анны Ахматовой, кстати, всерьез обсуждалась на заседаниях комитета по премиям. Однако это обернулось для поэтессы самым трагическим образом: готовый тираж ее напечатанной после 18-летнего перерыва книги был уничтожен, а в ее адрес Жданов произнес слова, которые потом будут фигурировать в самом драконовском из сталинских постановлений — постановлении от 1946 года…

Некоторым из лауреатов было суждено одновременно вкусить и «кнута» и «пряника». Так было с  Алексеем Каплером. Он получил Сталинскую премию как автор сценариев к фильмам «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», а потом (не последнюю роль в том сыграла его влюбленность в дочку Сталина) загремел в лагеря. Николай Эрдман, напротив, сначала прошел через ссылку, а потом был прощен и награжден…

Парадоксальной была и судьба автора слов к песне «Москва — Пекин». В свое время эта песня звучала не реже, чем гимн Советского Союза. Вано Мурадели увидел стихи Михаила Вершинина в одном из журналов и решил положить их на музыку (нa дворе стоял 1949 год — дружба с Китаем была в самом зените). Песня понравилась вождю, и Мурадели получил Сталинскую премию, уже вторую по счету. Потом песню в исполнении «александровцев» услышал в Пекине Мао и пожелал увидеть автора слов. Найти его оказалось непросто. Поэта отыскали в одном из сталинских лагерей, где офицер-фронтовик отбывал срок по ложному обвинению и откуда с «нарочным» отправил на волю свои стихи.

Сталинская премия была именно Сталинской. «Это была не только формально, но и по сути даваемая лично вождем премия, — утверждают составители в предисловии к одной из глав. — Именно его вкусы и оценки в конечном итоге играли определяющую роль. Если из двух равно прославленных теноров Большого театра — Козловского и Лемешева Иосиф Виссарионович явно предпочитал Козловского, то при «раздаче слонов» Козловский получил премию «за выдающиеся заслуги» (1 степень), а Лемешев «за большие заслуги» (2 степень). Или, например, если Сталин весьма пренебрежительно относился к эстраде, как несерьезному виду искусства, то в список лауреатов Сталинской премии никогда не попадали такие имена, как Утесов, Шульженко, Козин или Русланова. Впрочем, как считают авторы книги, причиной такого невнимания могла быть элементарная ревность Сталина к той чрезмерной, с его точки зрения, популярности, которую имели эти деятелей культуры у народа.

При этом Сталин часто шел против мнения ортодоксальных критиков и идеологов и с барского плеча бросал тулупчик весьма сомнительным, с точки зрения блюстителей идеологии, личностям. Так, совершенно неожиданным для многих был и до сих пор остается вызывающий удивление факт присуждения Сталинской премии от 1949 года Виктору Некрасову («В окопах Сталинграда»), Эммануилу Казакевичу («Звезда») и  Вере Пановой («Кружилиха»). Все эти произведения до и, как это не странно, после награждения подвергались яростным нападкам. Сталин собственноручно вернул в списки Виктора Некрасова, когда члены комитета по премиям (говорят, по инициативе Александра Фадеева) вычеркнули его из числа лауреатов. Он чувствовал настоящую литературу и иногда давал волю своим чувствам в обход идеологических догм.

Из всех документов и свидетельств как апологетов, так и оппонентов этого поистине грандиозного культурного и идеологического проекта под названием «Сталинские премии» складывается, как представляется, очень полная, объемная и объективная картина отношения интеллигенции и власти, умонастроений эпохи. Лауреатский сталинский значок проливает новый свет на судьбы хорошо известных литераторов, музыкантов, художников, актеров и режиссеров. Это делает книгу одновременно справочным материалом и увлекательнейшим чтением.

Всего за время существования Сталинских премий было присуждено 984 премии, награждено 1706 человек. Среди награжденных были и шести- и пятикратные лауреаты.

Как бы мы ни относились к этой награде, непреложным остается факт, что ни до, ни после Сталина не было в стране столь масштабного и массового культурного проекта, который бы доказывал заинтересованность государства в своих литераторах и деятелях искусства. Премии позволяли культурной элите страны жить достойно (денежный эквивалент награды составлял: I степень — 100 тыс. рублей, II степень — 50 тыс. рублей). Кроме того, присуждение премии было мощнейшей, как бы сейчас сказали, PR-акцией и гарантией тиражей, громкого имени. Тиран хорошо понимал, что литература и искусство — отрасли стратегические. И сегодня, когда книжный бизнес по существу перестал быть делом государственным, и в стране, когда-то претендовавшей на статус самой читающей, нет ни одной (!) государственной литературной премии, есть повод для серьезного размышления…

Книга увидела свет в издательстве «Свиньин и сыновья».