Фото с сайта kommersant.ua

На фестивале в Локарно прошло несколько громких премьер, в основном экранизации современной литературной классики. Неумению кинематографа придумать что-то ей адекватное огорчился АНДРЕЙ ПЛАХОВ.

Сначала на пьяцца Гранде показали костюмный фильм "Возвращение в Брайдсхед", поставленный режиссером Джулианом Джеральдом по роману Ивлина Во. Знаменитая книга посвящена критике британской католической аристократии, чей большой стиль жизни и поведения выродился в формальный ритуал. Сюжет фильма соответствует книге: студент Оксфорда, красивый и чуткий Чарльз Райдер, попадает в имение лорда и леди Марчмейн, где оказывается соблазнен их социальным статусом и миром роскоши, воплощением которых оказываются их сын Себастьян и дочь Джулия. Пережив здесь любовную драму, Райдер возвращается в Брайдсхед спустя годы, чтобы обнаружить полный упадок знатного рода.

Смотреть этот фильм, где заняты такие мастера британского костюмного кино, как Эмма Томпсон в роли леди Марчмейн, приятно и занятно. Но то, что в романе принадлежало области намеков и культурных рефлексий, например гомосексуальный эпатаж Себастьяна и его друзей, показано буквально, с помощью жирной жанровой картинки и сочных актерских приемов. Сложный мир книги оказывается сведен к дайджесту и движется галопом по Европам (эпизоды в Венеции), а его предметный антураж (имение Марчмейнов) выглядит почти как голливудский китч. Это тем более непростительно, что предыдущая адаптация "Возвращения в Брайдсхед" стала телевизионной классикой: видимо, для воссоздания такой книги, помимо прочего, нельзя экономить экранное время.

Из показанных в Локарно экранизаций наиболее удачно "Удушье" – режиссерский дебют известного сценариста Кларка Грегга. Поставленный по роману культового Чака Паланика (автора "Бойцовского клуба"), комедийный фильм содержит немало сатирического яда. Сэм Рокуэлл играет великовозрастного шалопая, помешанного на сексе, а Анжелика Хьюстон – его свихнувшуюся мамашу. Чтобы платить за ее лечение, сын, не лишенный актерских способностей, изображает приступы удушья в ресторанах, чтобы найти в процессе аттракциона сочувствующую душу и выманить у нее определенную сумму денег. Впрочем, и этот фильм не отличается самостоятельностью режиссерского мышления.

Главным разочарованием стала экранизация романа Мишеля Уэльбека "Возможность острова". Ее ждали с тем большим интересом, что в роли режиссера-дебютанта выступил сам литератор номер один современной Франции. Подозрительно, впрочем, казалось, что такой лакомый кусочек, как этот фильм, был включен не в конкурс, а в маргинальную программу Play Forward, посвященную современным мультимедиа. Просмотр прошел с большой помпой и завершился концертом Игги Попа, который исполнил песни на стихи Уэльбека, как это ни странно, в полупустом зале. И сам фильм оказался настолько неубедительным, что все вопросы по его неучастию в конкурсе отпали сами собой.

Не самый лучший роман французского писателя тем не менее давал возможность хоть какой-то драматизации в показе духовного кризиса интеллектуала и его поисков новой веры, в мрачном гротескном отображении технократических мифов и утопий нового времени. В фильме, однако, нет никакой структуры и совсем отсутствует режиссерская энергия. Играющий главную роль хороший актер Бенуа Мажимель совершенно не знает, что ему делать, и картина, наполненная пустыми многозначительными кадрами и музыкальными комментариями, начинает напоминать образцы восточноевропейского кино "под Тарковского", которое смотрится сегодня невыносимо старомодно.