Писательский труд сложно назвать высокооплачиваемым. Зато имена литераторов остаются в истории страны и родного города. О новосибирской литературе расскажет неприметная пятиэтажка рядом с Центральным рынком.

>Когда-то, когда макулатуру меняли на книги, но никто не знал, что значит слово “бестселлер”, существовало такое понятие: “новосибирская литература”. По городу поэтов и писателей корреспонденты “Вестей” прогулялись с человеком, весьма в этом вопросе сведущим.

Писатель и публицист Михаил Щукин в шестидесятые пришёл в дом на Каменской заниматься у Ильи Фонякова и немедленно рассказал какому-то незнакомцу, что фоняковские стихи ему не по вкусу.

Михаил Щукин, литератор: “Но, говорю, несколько строчек мне понравилось. - Какие? - “И шумит вокруг сибирский город, как судьба, нескладный и большой”. Меня, деревенского мальчика, они поразили. Он расхохотался и сказал: давайте знакомиться, Илья Олегович Фоняков”.

Здесь бывал весь литературный Новосибирск: возможно, на крыльце дома Николай Шипилов задумывал знаменитую песню “После бала”.

Михаил Щукин, литератор: “Был сентябрь, летел густой листопад. Глядя на это, он сказал: время быстротечно, ребята, пора ехать покорять Москву. Вы со мной поедете?”

Москва для многих была впереди, а пока в литобъединении Фонякова учились, спорили, отдыхали за бильярдным столом. Лучше всех играл Николай Самохин.

Михаил Щукин, литератор: “И приходил к нам молодой симпатичный человек из КГБ, который за нами приглядывал, чтобы сильно не вольнодумствовали. Он играл с Николаем Яковлевичем, и Самохин частенько его обыгрывал. Наши шутники говорили, что Самохин даже КГБ обыгрывает”.

По-разному складывались судьбы новосибирских писателей, но улицы города помнят их всех.