Фото с сайта 24.ua

Гоголь, Булгаков, Достоевский, Черновецкий… Похоже, киевский мэр решил пополнить ряды классиков. Место для старта выбрал подходящее – книжную ярмарку, которая нынче проходит в Украинском доме. Вчера Леонид Михайлович заявился сюда со своим первым литературным трудом – «Исповедью мэра». Да не просто пришел, а еще и автограф-сессию устроил. Творение градоначальника вышло в свет аккурат в разгар предвыборной кампании. Вся жизнь мэра компактно уместилась на 60 страницах, треть из которых заняты фотографиями – мэр с бревном, мэр с народом, мэр с женой.

Черновецкий дешевле Зориной

К визиту мэра готовились тщательно. У входа в Украинский дом установили металлоискатель. Для пущей безопасности охрана проверяла все сумки посетителей, а потому здесь даже образовалась пробка.

Издательству «Фолио», выпустившему в свет творение градоначальника, на ярмарке выделили почетное место – в самом центре. «Исповедь мэра» продавали за 10 грн., причем соседствовал классик Черновецкий с книгами Сергея Жадана, Любко Дереша, Лады Лузиной. Впрочем, была здесь и его подчиненная – начальник главного управления культуры Светлана Зорина. Сборник из трех ее романов стоил в пять раз дороже, нежели творение шефа. Но пожилым людям было достаточно и десяти гривен. Услышав цену за «Исповедь», один пенсионер схватился за сердце и ушел. Другие были не столь прижимисты. «Галине Николаевне на добрую память», «От мэра с любовью», – выводил новоиспеченный прозаик на своих книгах.

Коллеги не впечатлили

Вскоре мэр решил ознакомиться с творчеством других литераторов. Но ничто его особо не впечатлило. Остановился градоначальник разве что возле большого атласа с фотографиями Киева, да еще у стенда с детскими книгами. Рассматривал литературу преимущественно молча. Лишь изредка глубокомысленно изрекал: «Класс».

Один автор афоризмов, уловив удобный момент, бросился мэру навстречу и вручил ему свою книгу с автографом. «Я вам что-то должен за это», – испугался мэр. «Нет, что вы. Я вам ее дарю», – успокоил градоначальника писатель.

«Я девять лет читаю одну книгу»

Наконец, как и подобает звезде, Черновецкий решил дать пресс-конференцию. Сказал, что в течение вот уже девяти последних лет читает на ночь одну и ту же книгу. Это Библия. «Я воспитывался в семье профессора-театрала, жил у него 18 лет. Поэтому прочел всю украинскую классику», – сказал градоначальник. А вот о современных писателях он тактично умолчал. Заметил лишь о себе: оказывается, «Исповедь мэра» – лишь пролог. И если она будет коммерчески успешной, Черновецкий обещает за два дня написать продолжение.

В том, что его придется-таки писать, мэр не сомневается. «Все, что я говорю и пишу, загорается в моем сердце и сердцах читателей. Вы же от меня в восторге, я для вас – что-то новое», – разоткровенничался Леонид Михайлович. Кстати, все деньги, собранные от книги, мэр пообещал отдать на благотворительность. «Я кормлю бомжей и помогаю наркоманам», – сказал он.

В разгар общения мэра с народом в зале появились жертвы аферы «Элита-центр». Размахивая флажками, они требовали от мэра квартир и внимания. Однако охрана Черновецкого тут же выставила их за дверь, чтобы не мешали градоначальнику. Ведь в это время он как раз рассказывал о новой идеологии киевской власти.

Дословно

* У меня всегда было обостренное чувство на добрых людей. Если вы захотите сделать эксперимент и поставите передо мной тысячу человек, я моментально определю среди них добрых.

* Возвращаясь самостоятельно из детского сада, я рос в кругу добрых людей – соседей.

* Школу я окончил весьма посредственно. Главным образом потому, что между мной и большинством учителей все время возникали различные споры.

* Я встретил в юридическом институте девушку-грузинку с большими и очень-очень красивыми глазами. Мы сидели в вузе за одной партой. И полюбил ее так, как любят в самых замечательных романах. Нет, даже сильнее.

* В разное время разные люди из разных фракций выражали ко мне свое уважение. Сегодня многие из них, за исключением некоторых, рабы своих хозяев – руководителей блоков, и моя задача – раскрепостить их.

* Несколько лет назад я выразил поддержку Юлии Владимировне Тимошенко не только словом, но и делом, всячески способствовал тому, чтобы преступный режим Кучмы не смог снова посадить ее в тюрьму. Она, к сожалению, будучи у власти, ответила мне диаметрально противоположным образом.

* Каждое слово в этой книге шло из моего сердца, и я оставался с вами все время нашего разговора один на один: ни редакторов, ни прессы. Никого.