Фото с сайта vremya.ru

Книга Сергея АЛЕКСАШЕНКО

«Битва за рубль» была написана по горячим следам августовского кризиса и увидела свет в 1999 году. Автор, занимавший в 1995–1998 годах пост первого заместителя председателя Банка России, входил в своего рода антикризисную команду — в число тех, кто вырабатывал тогда ключевые решения, включая и объявленные 17 августа. Мартин ГИЛМАН, будучи в то время постоянным представителем Международного валютного фонда в России, тоже находился в самом центре событий. Его книга, написанная десять лет спустя, называется «Дефолт, которого могло не быть» — автор полагает, что российский кризис в отличие от ужасного финала какой-нибудь древнегреческой трагедии не был неотвратим. Однако хроническая неспособность российских властей добиваться сбора бюджетных доходов, ситуация постоянного политического кризиса, резкое ухудшение мировой конъюнктуры и, наконец, недооценка российских рисков западными политиками — вот те факторы, которые все-таки сделали события августа-1998 неизбежными. Тема взаимоотношений России и Запада занимает в размышлениях г-на Гилмана важное место, в частности он убежден, что мировое сообщество повело себя после распада Советского Союза весьма скупо, недооценив масштабы возможного хаоса и не оказав Москве должной финансовой помощи. На фоне этого, считает он, события в России могли развиваться куда хуже, и Запад должен быть очень доволен тем, как дешево обошлась ему в итоге политическая и экономическая стабильность ядерной державы. Причем именно события августа 1998 года стали в истории России водоразделом, после которого началось строительство новой, совсем другой страны.

Издательство «Время» готовит к публикации книгу «Дефолт, которого могло не быть» и второе издание «Битвы за рубль». Сегодня мы предлагаем читателям «Времени новостей» взгляд Сергея Алексашенко на уроки августовского кризиса и фрагмент из книги Мартина Гилмана, посвященный самому напряженному периоду 1998 года, когда получение «большого» пакета помощи от МВФ, Всемирного банка и некоторых стран G7 не помогло уберечь Россию от бегства инвесторов, дефолта и девальвации.